Очищение / Очищение веры


Очищение веры

«Имя Имён

не кpоить пополам, не тащить по котлам, не стемнить по yглам.

Имя Имён

не ypвёшь, не заманишь, не съешь, не yхватишь в охапкy.

Имя Имён

взято ветpом и пpедано колоколам.

И кyполам

не накинyть на Имя Имён золотyю гоpящyю шапкy".

"Имя Имён", А. Башлачёв.



Список наиболее значимых искажений веры, привнесённых церковью:

  •    Подмена христианства на павлианство.
  •    Предание забвению вероучения Христа.
  •    Подмена пути к свету на охоту за силой.
  •    Подмена "узких врат" "широкими вратами".
  •    Подмена духа Христа на дух Антихриста.
  •    Вытеснение души из сердца веры.
  •    Подмена дерзости на смирение.
  •    Подмена истинного средства спасения на кровавое жертвоприношение.
  •    Сокрытие истинного средства спасения.




  • Подмена христианства на павлианство.

    Миссионер А. Кураев призывает своих читателей искать ответы на вопросы о том, как найти путь к спасению, не в словах самого Христа, а во "всей необозримой аскетической православной книжности": "Значит, для принятия дара спасения нужен труд по очищению своего сердца. Как проходить этот труд - об этом можно узнать из "Добротолюбия", из писем и книг св. Феофана Затворника, вообще из всей необозримой аскетической православной книжности" (А. Кураев, "Сатанизм для интеллигенции", глава 31 "Таинство искупления"). Пренебрежительное отношение к первоисточнику и подмена его различными толкованиями присущи не только А. Кураеву, а всей церкви. Откуда же это пошло?

    Из Википедии, статья "Апостол Павел": "Четырнадцать посланий Павла общинам и отдельным людям составляют значительную часть Нового Завета и являются одними из главных текстов христианского богословия ".

    Павел - основоположник существующего христианства. Более половина книг в Новом Завете написана Павлом. Начнём с того, что Павла считают апостолом, хотя он у Христа не учился, более того, при жизни Христа Павел был в числе тех, кто с Христом боролся. Это настораживает, но, с другой стороны, на любого человека может снизойти озарение и любому Бог может открыть себя. Главный вопрос в другом. Именно Павел заложил в существующее христианство принцип, который сегодня выражается словами "Писание без Предания ничто". Другими словами, что учение Бога-Христа без толкований неких особых умных людей - ничто. Первейшим человеком, на толкования которого следует опираться, Павел естественно видел себя. Этим принципом Павел совершил великий подлог - он заменил Христа собой и своими последователям и тем самым отдалил людей от Бога. По сути, он подменил христианство на павлианство.

    Почти всю свою жизнь Павел был фарисеем. Он принёс фарисейство (дух закона) в то, что мы сейчас называем христианством. Христиане обольстились фарисейством и поклонились ему. Жить по образцовым законам Павла легче, чем жить по заветам Христа - не нужно думать своей головой, не нужно прислушиваться к своей душе, достаточно лишь "подражать" Павлу: "Не к постыжению вашему пишу сие, но вразумляю вас, как возлюбленных детей моих. Ибо, хотя у вас тысячи наставников во Христе, но не много отцов; я родил вас во Христе Иисусе благовествованием. Посему умоляю вас: подражайте мне, как я Христу" (Первое послание Павла к Коринфянам, Глава 4).

    Русский народ в отличие от церкви верил в Христа, а не в Павла. О Павле народ придумал насмешливую поговорку: "Из Савла в Павла" или, другими словами, "Из грязи в князи".

    Вот как видит причины, подтолкнувшие Павла к апостольству известный русский писатель Л.Н. Толстой: "<…> учение Христа привлекло учеников, расшевелило народ и, всё более и более распространяясь, стало так неприятно еврейским властям, что они казнили Христа и после его смерти гнали, мучили и казнили его последователей (Стефана и других). Казни, как всегда, только усиливали веру последователей. Упорство и убеждённость этих последователей, вероятно, обратили на себя внимание и сильно поразили одного из фарисеев-гонителей, по имени Савла. И Савл этот, получив потом название Павла, человек очень славолюбивый, легкомысленный, горячий и ловкий, вдруг по каким-то внутренним причинам, о которых мы можем только догадываться, вместо прежней своей деятельности, направленной против учеников Христа, решился, воспользовавшись той силой убеждённости, которую он встретил в последователях Христа, сделаться основателем новой религиозной секты, в основы которой он положил те очень неопределённые и неясные понятия, которые он имел об учении Христа, все сросшиеся с ним еврейские фарисейские предания, а главное, свои измышления о действенности веры, которая должна спасать и оправдывать людей" (Л.Н. Толстой, "Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении").

    Учение Павла Л.Н. Толстой называет: "мелкой, сектантской, случайной, задорной проповедью непросвещённого, самоуверенного и мелко-тщеславного, хвастливого и ловкого еврея" (Л.Н. Толстой, "Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении").

    Л.Н. Толстой хорошо ухватил и передал сущность учения Павла:

    "Сущность учения Павла в том, что смерть Христа и его воскресение спасает людей от их грехов и жестоких наказаний, предназначенных Богом теперешним людям за грехи прародительские.

    <…> единственная основа учения Павла та, что единственная обязанность человека - это вера в то, что Христос своей смертью искупил и искупает грехи людей.

    <…> по учению Павла, награда доброй жизни не здесь, а в будущем, посмертном состоянии. По учению Павла, жить доброй жизнью надо, главное, для того, чтобы получить за это награду там. С своей обычной нелогичностью он говорит, как бы в доказательство того, что должно быть блаженство будущей жизни: Если мы не распутничаем и лишаем себя удовольствия делать гадости здесь, а награды в будущей жизни нет, то мы останемся в дураках" (Л.Н. Толстой, "Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении").

    Л.Н. Толстой приводит несколько принципиальных разногласий между учением Павла и учением Христа. Вот некоторые из них:

    "Там, где Христос говорит, что люди не должны ждать наград и наказаний в будущем и должны, как работники у хозяина, понимать своё назначение, исполнять его, - всё учение Павла основано на страхе наказаний и на обещаниях наград, вознесения на небо или на самом безнравственном положении о том, что если ты веришь, то избавишься от грехов, ты безгрешен.

    Там, где в Евангелии признаётся равенство всех людей и говорится, что то, что велико перед людьми, мерзость перед Богом, Павел учит повиновению властям, признавая установление их от Бога, так что противящийся власти противится Божию установлению.

    Там, где Христос учит тому, что человек должен всегда прощать, Павел призывает анафему на тех, кто не делает то, что он велит, и советует напоить и накормить голодного врага с тем, чтобы этим поступком собрать на голову врага горячие уголья, и просит Бога наказать за какие-то личные расчёты с ним Александра Медника.

    Евангелие говорит, что люди все равны; Павел знает рабов и велит им повиноваться господам. Христос говорит: не клянись вовсе и кесарю отдавай только то, что кесарево, а то, что Богово - твоя душа - не отдавай никому. Павел говорит: "Всякая душа да будет покорна высшим властям: ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены". (К Римл. XIII, 1,2)" (Л.Н. Толстой, "Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении").

    Л.Н. Толстой не верил в то, что Христос был воплощённым Богом. Л.Н. Толстой был общественным деятелем и буквально боготворил общественное служение. Не удивительно, что в учении Христа Л.Н. Толстой увидел общественную направленность: "Сущность учения Христа в том, что истинное благо человека - в исполнении воли Отца. Воля же Отца - в единении людей. <…> основа учения Христа в том, что главная и единственная обязанность человека есть исполнение воли Бога, то есть любви к людям" (Л.Н. Толстой, "Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении").

    Однако, своеобразное отношение к Христу и Его учению, не помешало, а скорее даже помогло, Л.Н. Толстому, прозреть глубинные искажения христианской веры, совершённые церковью: "Знаю, что то, что я имею высказать теперь, именно то, что та церковная вера, которую веками исповедовали и теперь исповедуют миллионы людей под именем христианства, есть не что иное, как очень грубая еврейская секта, не имеющая ничего общего с истинным христианством, - покажется людям, исповедующим на словах учение этой секты, не только невероятным, но верхом ужаснейшего кощунства. Но я не могу не сказать этого. Не могу не сказать этого потому, что для того, чтобы люди могли воспользоваться тем великим благом, которое даёт нам истинное христианское учение, нам необходимо прежде всего освободиться от того бессвязного, ложного и, главное, глубоко-безнравственного учения, которое скрыло от нас истинное христианское учение. Учение это, скрывшее от нас учение Христа, есть то учение Павла, изложенное в его посланиях и ставшее в основу церковного учения. Учение это не только не есть учение Христа, но есть учение прямо противоположное ему" (Л.Н. Толстой, "Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении").



    К началу списка наиболее значимых искажений веры





    Предание забвению вероучения Христа.

    Возможно, многие будут удивлены и даже потрясены тем, что церковь не видит ничего нового в "нравственном учении" Христа: "из Библии не видно, будто Христос завещал нам некое "Учение", которое, более или менее публично рассказывая, можно разносить по миру и по векам. Что "нового" в учении Христа? Монотеизм уже давно установился. Об отношении Бога и человека можно ли сказать словами, более высокими, чем это сделал пророк Михей: "Человек! сказано тебе, что - добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим" (Мих. 6,8)? Говорят, что иудеи не обращались к Богу как к отцу - и лишь "арий" Иисус научил их этому <…>. В конце концов сама весть о том, что люди - сыновья Бога - приводилась Христом со ссылкой на ветхозаветную Псалтырь… Так что здесь явно не удаётся нащупать причину, по которой Новый Завет стал поистине Новым. В нравственной проповеди Иисуса практически к любому её положению можно указать "параллельные места" из книг Ветхого Завета. Он придаёт им большую афористичность, сопровождает удивительными и удивляющими примерами и притчами, но в его нравственном учении нет ничего такого, чего не содержалось бы в Законе и Пророках" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Церковь не приняла Христа своим Учителем и отвергла Его учение. Из-за этого учение Христа так и осталось недораскрытым и не проповедованным.

    Из всего, чему учил и как жил Христос, церкви оказалось важно только воскресение Христа: " Христиане веруют не в христианство, а в Христа. Апостолы проповедуют не Христа Учащего, а Христа Распятого" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Вслед за Павлом церковь посчитала, что своей смертью и своим воскресением Христос взял на себя грехи людей и открыл им врата в "жизнь вечную". Но зачем тогда Он учил? Или Он не учил? Но в Евангелиях люди постоянно называют Его "Учитель", "Наставник", значит, всё-таки - и учил, и наставлял. Христос сам себя олицетворял с Путём и Истиной, которые Он открыл людям. Но церкви нет дела ни до Христа, ни до Его жизни, ни до Его учения. Церковь верит в то, что благодаря жертве Христа им удастся спастись от смерти. Вот такой вот прямолинейный, бездушный, деловой подход.

    Даже ислам, не признающий Христа Богом, оказался чище так называемого христианства в определении того, зачем Христос приходил к людям: "Согласно исламской доктрине, служение Исы состояло не в том, что он приносил себя в жертву во искупление людских грехов, а в том, что он был посланником Бога и указывал верный путь к Богу" (ссылка на источник).

    Только кажется, будто для церкви имеет значение распятие. То, что Христос распинался перед своими учениками, церкви как раз и не важно. То, что Христос трудился и как детям разжёвывал учение своим ученикам, с разных сторон и в разных образах доносил одну и ту же мысль, разъярялся, когда Его совершенно не понимали - всё это церковь сочла неважным. На всё это церковь положила большой крест. Вместо учения о крёсном пути пастве предлагают употребить силу Христа с целью собственного спасения. Чтобы спастись, так называемым "христианам" не надо трудиться, не надо предпринимать усилий по приближению Царства Небесного, а надо таинственным или мистическим образом стать сопричастными Христу. Делается это в церквях посредством особо предназначенного для этого "таинства Евхаристии", вот что сообщает о нём Википедия: "Евхаристия, согласно православному вероучению, даёт возможность верующему соединиться с Богом во Христе. Регулярное причащение необходимо человеку для спасения и вечной жизни". Отсюда такой избыток христологии на заре христианства, когда Вселенские Соборы разбирались не в учении Христа, не в том, как им жить в соответствии с тем, чему Он учил. Соборы выясняли для себя, кто такой Христос, Бог или человек.

    Подойдя к самой смерти, Христос подытожил всю свою жизнь словами: "Совершилось!" То есть всё, зачем Он приходил, исполнено. Церковь же поняла эти слова очень своеобразно. Она перечеркнула всю жизнь Христа, всё, что он исполнял, делал и чем учил, и решила, что эти слова относятся лишь к распятию. Значимость распятия для церкви огромна, потому что именно через него церковь надеется обрести своё спасение. В своей одержимости церковь даже не заметила того, что, когда Христос произносил эти слова, Он был ещё жив. Значит то, зачем он приходил, свершилось до его смерти, а не после! Да и что гадать, Он сам чётко и внятно сказал, зачем он приходил и свершения чего жаждал: "Огонь пришёл Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!" (Евангелие от Луки, Глава 12).

    А. Кураев видит отличие Христа от основателей других религий, но неверно его трактует: "Не личность Будды, Магомета или Моисея были настоящим содержанием новой веры, а их учение. В каждом случае можно было отделить их учение от них самих" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). А. Кураев подводит к тому, что у Христа не было учения, которое можно было отделить от Него самого, и не видит того, что Христос - учитель другого порядка, Учитель с большой буквы. Христос не столько рассказывал о своём учении, сколько являл своё учение собой и своей жизнью. Христос сам был Истиной. Он передавал своё учение напрямую - человек мог учиться, пребывая с Христом, созерцая Христа, наблюдая Его поступки, разговаривая с Ним, проживая с Ним одну жизнь.

    А. Кураев противопоставляет Христа основателям различных религий: "Будда отклоняет всякое почитание себя. Моисей берёт послушание от Бога не без пререканий с Ним и всю жизнь просит избавить его "от народа сего". Он - раб и друг Бога, но Закон даёт не он. Пророки Израиля также прекрасно понимают бездну, отделяющую их самих от той Истины, которую они возвещают: "Довольно уже, Господи; возьми душу мою, ибо я не лучше отцов моих" (3 Цар. 19,4). Апостолы также не включают себя в содержание той веры, которую они проповедуют" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Между Христом и истиной, которую Он нёс, не было никакой "бездны". Он сам был воплощением всего того, о чём говорил и чему учил. Он не был "сапожником без сапог" - учителем без внутреннего научения. Когда Христос упоминает своё имя, Он говорит не о своей "Личности" (тем более, что у Него вообще не было "личности", Он являл себя настоящего), а о своём учении. Христос постоянно обращает своих учеников на себя для того, чтобы воочию явить им своё учение. Упоминая своё имя, Христос не требует почитания себя, Он жаждет, чтобы Его ученики впитали то, чему Он их учит.

    А. Кураев живёт по большей части "головой", а не душой и опирается на "голову", а не на душу. Вследствие этого он не видит душевной науки там, где она есть. Для него учёба - это "доказательства", "умственное напряжение", "рисование систем", "проповедование убеждений". Естественно, что ничего подобного Христос не делал, так как заронял свои зёрна в души людей, а не в их "головы": "В общении со своими учениками Христос не приводит им доказательств, не требует от них умственного напряжения, не рисует им системы мироздания или религиозной жизни. Он проповедует не Свои убеждения, а Себя Самого" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). А. Кураеву, миссионеру от церкви, кажется необычным, что Христос "проповедовал Себя Самого". Похоже, церкви неведомо, что никак иначе, кроме как из души в душу, духовную науку не передать.

    Церковь видит явные отличия в том, что принёс Христос, от того, что приносили основатели различных религий: "И если бы Христос желал оставить "Учение" - Он смог бы надиктовать ученикам многие тома. Но христианство так и не стало книжной религией. Христос ничего не писал - в отличие от Моисея, оставившего Пятикнижие; в отличие от Магомета, оставившего Коран, и в отличие от чрезвычайно словоохотливого Будды, оставившего "три корзины" (Трипитака) своей мудрости. Далеки от книжности и апостолы. Даже у Павла нет публицистической предвзятости и азарта, зато явно пренебрежение звонкой фразою и утонченной стилистикой. Христианство хотело быть не словом, а делом, и не чувствовало призвания ни к философии, ни к книжной мудрости - в отличие от изначально книжного и философичного буддизма " ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Не найдя в Евангелиях узнаваемой ею "книжной мудрости или "публицистической предвзятости и азарта", церковь сделала вывод, что в словах Христа нет ни особой ценности, ни учёбы: "Все слова Христа вторичны, ибо Он сам есть Слово. "Я открыл имя Твоё человекам" (Ин. 17,6). Он Сам и есть Имя, то есть - возможность призывать Бога. Открытие Имени есть его толкование. Христос и оказывается единственным экзегетом: "Сын, Он явил" (exegesato) (Ин. 1,18). И, значит, экзегеза Отца без познания Сына как Отчего Слова и Отчего Сына - невозможна. Ориген это высказал предельно ясно: "Иисус есть евангелие" (На Иоанна. I,5,28). Поэтому все споры 1 тысячелетия - это не споры об "учении Христа", а споры о феномене Христа: "Кто пришёл к нам?". Христианство - это не вера в книгу, упавшую с неба, но в Личность, в то, что она сказала, сделала, испытала. Собственно, "библейская критика" в своём антицерковном триумфализме прошлого века перенесла в христианство критерии, важные лишь для ислама и, отчасти, иудаизма; для Церкви же не столько важна подлинность пересказа слов Основателя, сколь важна Его жизнь, которую подделать невозможно. Сколько бы ни вкралось вставок, упущений или дефектов в письменные источники христианства - для него это не смертельно, ибо оно строится не на книге, а на Кресте" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев).

    Церковь отделила слова Христа от самого Христа и не придала Его словам значимости. Церковь верно говорит, что "Он сам есть Слово", но неверно понимает эту идею. Под Словом церковь понимает то, что, как ей кажется, "сказал" Христос своей крёсной смертью - а именно, что с помощью своей Божественной Силы Христос якобы даровал спасение тем, кто будет верить в Него так, как учит церковь. Эта идея, не более, чем сон людей, одержимых силой. Именно эта идея является той ловушкой, в которую Антихрист соберёт в Конце Времён своё стадо. На самом же деле, "Он сам есть Слово", потому что слово Христа и сам Христос неотделимы. Всё, что говорит Христос, Он являет это собой, Он так живёт, так действует. Христос передавал своё учение напрямую, именно поэтому так трудно описать его учение на языке "книжной мудрости". Однако, придёт время и это будет сделано. На самом деле, Его учение уже сейчас подробно описано, но не привычным для умовых людей языком книжной философии, а привычным душе языком русской народной сказки. Придёт время, и учение о крёсном пути будет переложено с образного языка сказки на более доступный людям русский душевный язык.

    Язвительно подшучивать над Христом, даже в качестве полемического приёма, это вообще-то работа для чёрта: "В конце концов, если Христос - Учитель и Проповедник - почему Он так мало учил? Вот если бы Он не поссорился с фарисеями, избежал Креста - Он мог бы ещё немало учеников стяжать и ещё многому научить Израиль и человечество? А так Распятие - это досадная случайность, слишком рано прервавшая Его вдохновенный полёт" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Как истинный Учитель Христос учил своей жизнью и своей смертью. После того, как Христос прожил свою жизнь, был распят и воскрес, Он полностью преподал тот урок, ради которого приходил. Дать больше этого невозможно. Разве что ещё раз прожить, ещё раз умереть и ещё раз воскреснуть? Но это будет повторение сказанного. То знание, которое дал людям Христос, это так много! Если кто-то не усвоил урок Христа, то это его собственная оплошность и его собственная забота. Бегать за паствой и заботиться о том, чтобы как можно большее количество учеников как можно большему научить - это привычный для церкви подлый подход. Пытаться приложить его к Христу - кощунство. Не дело Бога бегать за людьми и впихивать в них свою учёбу. Это дело людей бегать за Богом и улавливать каждое Его слово.

    В том, что Бог воплотился человеком не было ничего особого - Он постоянно воплощается в люди, но люди не замечают Его приходов, даже если Он оставляет явные следы и прямо говорит о Себе. Ушлые ловцы силы заметили пребывание Бога среди них, когда увидели воскресение, и задрожали от возбуждения. Надежда обрести бессмертие лишила их покоя. Обуянные гордыней и испорченные хитростью, они решили, что Бог - "простачок" и Его можно обмануть. Но они ошиблись. Бог им ничего не дарил. Бог приходил сказать, поэтому Он - Слово. Бог приходил донести важные истины, поэтому Он - Истина. Бог приходил дать ценную духовную пищу, поэтому Он - Хлеб Жизни. Бог приходил просветить и указать направление, поэтому Он - Свет. Бог приходил указать путь, поэтому Он - Путь. Бог приходил открыть этот путь, поэтому Он - Дверь. Бог приходил научить кресенью, поэтому Он - Жизнь и Воскресенье.

    Церковь уверена, что Иисус уже даровал ей спасение. Христос для церкви не учитель, а даритель: "Новый Завет говорит именно о событии, в котором Бог даровал людям спасение. Новый Завет возвещает Иисуса в первую очередь не как учителя, который сообщил людям нечто принципиально важное, за что мы всегда будем благоговейно чтить его, но чья личность вообще-то безразлична для человека, воспринявшего его учение. "И соблазнялись о Нём" (Мф 13,57) - "о Нём", а не о Его нравственной проповеди" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Что за чертовщина? Как можно было так самоодуриться?! Как можно было углядеть силу и дармовое спасение там, где требуется титаническое усилие и где врата неимоверно узки? Все, совершенно все, доверившиеся этой церкви и поверившие в её сказочку, когда очнутся, обнаружат себя у совсем других ворот в совсем другое царство. У них даже нет надежды на спасение.

    "Предметом религиозного поклонения" церкви является не учение Христа (наличие такового учения церковь порой даже отрицает), а сам Христос: "В Нагорной проповеди Спасителя, как и в остальных Его беседах, нет "учения" в толстовском или теософском смысле: Христос пришёл основать Царство, а не школу " ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Царство будет, но позже и только для тех, кто оказался способным услышать наставления Христа и взрастить в своей душе заронённое Им духовное семя. Христос принёс учение, но Его учение не было проповедовано по всей земле и Его "школа" не была основана. Христос это предсказывал и предсказывал, что Его учение будет проповедовано всему человечеству лишь на исходе его истории.



    К началу списка наиболее значимых искажений веры





    Подмена пути к свету на охоту за силой.

    У рабов силы особое восприятие. Оно направлено на видение силы. Зачастую искатели силы воспринимают за силу нечто иное - то, что силой не является. Например, они видят силу в настоящем. Христос был настоящим и все Его слова и пророчества были настоящими. Ловцы силы увидели в Христе невероятную силу. Вот пример того, как воспринимает Христа искатель силы: "Зная, что любить врагов человеческими силами невозможно, Спаситель соединяет с Собою верных как ветви соединяются с лозою, чтобы в них открылась и действовала - Его любовь. "Бог есть Любовь… Приидите ко Мне все труждающиеся и обременённые" <…>. Значит, и эта заповедь Христа немыслима вне участия в Его Тайне. Мораль Евангелия нельзя отделить от его мистики. Учение Христа неотторжимо от церковной христологии. Лишь непосредственное, евхаристическое соединение со Христом, буквально - причастие Ему, делает возможным исполнение Его новых заповедей" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Так, как воспринимает в этом отрывке Христа А. Кураев, воспринимает Христа и церковь - на титульном листе его книги написано: "Рекомендовано к печати отделом религиозного образования и катехизации Московского Патриархата". В словах Христа о том, что нужно прийти к Нему и соединиться с Ним, церковь не видит того, что нужно постичь Его учение, пройти Его путь и посредством этого стать подобным Ему. Церкви, поклоняющейся силе, важна "мистика", а по-русски - сила Христа. Учение о силе Христа даже получило отдельное название - христология. Главные вопросы христологии: действительно ли Христос силён, откуда взялась эта Его сила, насколько Он силён и как к Его силе можно приобщиться.

    Церковь верит не в христианство, а в христологию: "Изменила ли Церковь "учению Иисуса", перенеся всё своё внимание и упование с "заповедей Христа" на саму личность Спасителя и Тайну Его Бытия? Склонный к пантеизму А. Гарнак считает, что - да, изменила <…>: "делать христологию основным содержанием Евангелия является извращением, об этом ясно говорит проповедь Иисуса Христа, которая в основных своих чертах очень проста и ставит каждого непосредственно перед Богом"." ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Проповеди Христа не просты и имеют многослойность и глубину. Но, действительно, "делать христологию основным содержанием Евангелия является извращением", а если точнее, то извращением учения Христа.

    В этом рассуждении А. Кураев доносит, в чём, по мнению церкви, самая суть, самая главная "тайна" христианства: "В Нагорной проповеди Христос лишь начинает приоткрывать тайну Своего учения, всю полноту которого он раскроет апостолам на Тайной Вечере. "Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Без Меня не можете делать ничего" (Ин. 15,4-5). Лишь непосредственное соединение со Христом делает возможным исполнение Его новых заповедей" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). А. Кураев полагает и выражает церковную точку зрения, что "исполнение Его новых заповедей" возможно лишь посредством "непосредственного соединения со Христом", где под "непосредственным соединением со Христом" понимается прохождение церковного обряда причащения. По мнению церкви человек спасается, главным образом, усилиями Христа, а достигать Царства Небесного собственными усилиями, по мнению церкви, дело безнадёжное, и это невзирая на слова Христа: "употребляющие усилие восхищают его" (Евангелие от Матфея, Глава 11). Для церкви важно не учение Христа, а то, что Христос - Бог и обладает Божественной силой. В приобщении к этой силе церковь видит единственный способ спасения и собственно путь. Чтобы так странно воспринять слова Христа, нужно быть одержимым силой. Именно такова церковь, присвоившая себе имя Христа. Приверженность силе видна и по многим другим проявлениям этой церкви. Например, по её стремлению собрать под своей крышей как можно больше паствы без всякого разбора, по вычурной пышности храмов и одежд священнослужителей, по пристрастию к разного рода вещам и местам силы, по стремлению сблизиться с властями и т.д.

    "На иконах великомученика Георгия Победоносца часто встречается многоговорящая деталь: рука, держащая копьё, разжата. Копьё, уходящее за поля иконы, просто лежит на ладони, именно - вложено в руку воина. По-настоящему же копьём поражает змея Кто-то Другой. Так любой дар, любое оружие, любой талант могут быть вложены в наши руки, лишь если те ничем не заняты, лишь если они свободны и раскрыты для принятия дара. Вот почему приход Благой Вести, даруемой человеку, начинается с ублажения нищих духом - тех, кто в Господе имеет надежду и от Него надеется принять силу и спасение" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Так называемым "христианам" нужна от Христа Его сила. Через Его силу они надеются спасти свои шкуры. Ради заполучения этой силы они готовы освободить внутри себя место, отказавшись от того, что ценно и мило их душам. Отказаться-то отказались, но при этом ощущают себя мучениками и жертвами. Унылость, безрадостность - отличительная и яркая черта так называемых "христиан". Не случайно титул святости в церкви получают в основном мученики и лишь один Радонежский.

    Для того, чтобы дух Христа пребывал в человеке, человеку нужно в буквальном смысле слова пропитаться духом Христа, то есть усвоить Его учение, жить как Он, проходить Его путь, стать Им, то есть кресить себя, выжигать из себя поганый дух, и нести свой крест. Причём с человеком прибывает не сила Христа (как говорили в фильме "Звёздные войны": "Да пребудет с тобой сила"), а Его светлый дух. Живущий в духе Христа человек близок, родственен Христу по духу, а не наполнен Его силой, как утверждает церковь.

    Под духовной нищетой церковь видит жажду и ненасытность той силой, которая якобы исходит от Христа. Приверженные силе служители церкви видят и ощущают, что им не достаёт той божественной силы и способностей, что есть у Христа. Они охотно признают себя в этом нищими и полагают, что таким признанием открывают врата для вхождения силы Христа в них. Патриарх РПЦ Кирилл в начале своего пасхального поздравления в 2017 году говорит об этом явно: "Дорогие братья и сёстры, сердечно поздравляю всех вас с праздником Пасхи. И обращаю к вам древнее, исполненное неисчерпаемой духовной силы и радости, приветствие: "Христос воскресе!"". Истинный бог церкви - тот, от кого они ждут неисчерпаемой духовной силы, а не Тот, чьё имя они носят.

    Похоже, что направил церковь путём силы тот, кого мы знаем как Павла: "Наконец, братия мои, укрепляйтесь Господом и могуществом силы Его" (Еф. 6,10-17); "а мы проповедуем Христа распятого <…>, Христа, Божию силу и Божию премудрость" (Первое Послание Павла к Коринфянам, Глава 1, Стихи 23-24).

    Бог не наделяет силой, потому что Он провозглашает царство Правды, а не Силы. Бог не наделяет силой, потому что Он ведёт путём Света, а не Силы. Тогда чью силу почуяла церковь, чья сила питает её и на чьей силе держится её мощь на протяжении нескольких столетий? Очевидно, что на силе некого бога, который превозносит силу превыше всего. Каково имя этого бога? Кому на самом деле служит и кого на самом деле исповедует церковь, прикрывающая себя именем Христа?



    К началу списка наиболее значимых искажений веры





    Подмена "узких врат" "широкими вратами".

    На одном из своих выступлений известный общественный деятель, протодиакон РПЦ Андрей Кураев очень откровенно передал суть того, что есть современное христианство ("Практическое Православие от Андрея Кураева", Москва, 26 декабря 2015). Десятиминутный отрывок из этого выступления заслуживает внимания и разбора.

    При определении основ для своего "здания" у церкви естественно был выбор: тянуться вверх, к тому запредельному маяку, на который указал Христос - к Царству Небесному или направиться вниз, ближе к людям и их земной жизни; вести своих прихожан узкими вратами или широкими; стать церковью для "избранных" или для "званых". У церкви всегда были те, кто утягивал её ввысь, и те, кто тянул её вниз, и церковь всегда выбирала идти за теми, кто направлял её вниз: "Для сравнения. Был такой юродивый мистик в православии в X веке Симеон Новый Богослов. Он сказал однажды очень страшные слова. Он сказал так: "Тот, кто не имеет в себе благодати Божьей ощутительно, напрасно называет себя христианином". То есть это вот наивысшая планка определения принадлежности к церкви и к христианству. Если ты не видишь, грубо говоря, свои пальцы пронизанные Фаворским светом, ты клоун, а не христианин. Если ты не видишь благодати Божьей в себе ощутительно. С другой стороны, если это требование сделать обязательным, сколько христиан останется?" То, что победившая церковь всегда выбирала низшую "планку", явно говорит об её истинной цели - собрать под своей крышей как можно больше прихожан. Страшно задумываться над тем, ради каких сверхцелей церковникам нужны люди, как можно больше людей.

    Преданные служители церкви оправдывают свою низость трудностями, которые якобы возникнут, если поднять планку слишком высоко: "Как это проверять? Ты ощущал на прошлой неделе присутствие благодати Божьей, сын мой? В чём это проявилось? Насколько яркий был накал твоего мизинца? Аура у тебя была правильного цвета в прошлую субботу? То есть кто будет допрашивать, задавать эти вопросы? Кто вправе оценивать это?". Вообще-то эти остроумные колкие вопросы есть не что иное как издевательство, насмешка над святостью. Особенно подло звучит упоминание "ауры". Это понятие пришло из других верований, яростно отвергаемых сегодняшней церковью, к которой принадлежит этот остроумный богослов и миссионер.

    Если вглядеться в эти вопросы, откроются три страшные вещи. Во-первых, в этих вопросах проявляется неверие в возможность быть осенённым Святым духом, и неверие это озвучивает не какой-нибудь малообразованный дьячок, а А. Кураев - богослов, христианский философ, автор официального учебника по основам православной культуры, протодиакон РПЦ, бывший профессор Московской Духовной Академии. Во-вторых, за этими вопросами стоит желание церкви свидетельствовать о святости людей и наделять их званием "святого". И, в третьих, и это самое показательное, предлагая для определения святости человека странные методы вроде измерения "накала мизинцев" и "цветов аур", церковь сама расписывается в том, что в ней уже нет Святого духа и что она не способна увидеть Его в своих прихожанах.

    То, что А. Кураев переворачивает истину и называет "узкие врата" "соблазном", проявляет в нём черту чёрта: "В общем церкви когда-то пришлось сделать очень непростой выбор, который приходится делать вновь и вновь на каждом повороте нашего церковного исторического пути. Всегда в истории церкви есть соблазн, я думаю всё-таки это соблазн, превратиться в секту избранных. Путь гностиков, новоциан. Ну, много таких в ране христианские времена было. Вот особо избранные люди, которые находят для себя какой-то особый критерий. Вот мы настоящие, не то, что другие. Но путь этих горящих, по-своему очень праведных групп оказывался, как правило, очень недолгим". Церковь не хочет вспоминать слова Христа: "много званых, а мало избранных" (Евангелие от Матфея, Глава 20). А ведь Он сам ещё тогда сказал о том, что избранных мало. Но вышло так, что церкви нужно много, и путь избранных не для неё. Как только речь заходит об избранных, ищущих настоящее, у церкви появляется слово "секта". Это слово сегодня является оружием церкви против тех, кого она видит своими соперниками и врагами. Церковь не только сама не идёт по пути избранных, но и перекрывает этот путь для других - нависает над ними своей громадой и бьёт своим оружием. Как только служители церкви встают на тропу войны, "по-своему очень праведные группы" тут же превращаются для них в "группку эзотериков": "И для церкви был такой вопрос - или стать вот такой группкой эзотериков, которые отрясают со своих одежд пыль мира сего, вводят очень строгую самодисциплину, но, по сути, уходят из мира".

    Какой странный и страшный выбор сделала церковь - войти в мир людей, очень многое (если не всё) им простить и создать общедоступное духовное образование, естественно пожертвовав при этом истиной: "И для церкви был такой вопрос - или стать вот такой группкой эзотериков, которые отрясают со своих одежд пыль мира сего, вводят очень строгую самодисциплину, но, по сути, уходят из мира. Или же всё-таки войти в этот мир, прощая многое себе, ещё больше своей пастве и тем паче властям и элитам, и всё же создать такую модель общедоступного начального духовного образования". Когда А. Кураев говорит о "многом", что церковь простила "себе, а ещё больше своей пастве и тем паче властям и элитам", он говорит о стяжательстве, хитрости, мерзости, подлости, отступничестве от Бога, неверии, предательстве, скотстве и тому подобных признаках обесчеловечевания и разложения. Осознанно простить себе хоть малый грех - значит, шагнуть в Ад. Как только называющая себя христианской церковь это сделала, она стала превращаться в церковь Антихриста. Христос пришёл к людям, чтобы поднять их к Небесам. А церковь, называющая себя христианской, напротив, избрала приземлить учение Христа. Возникает законный вопрос: "куда же тогда ведёт такой путь?" - если не к Небесам, то только в Ад, поскольку есть только два пути.

    Церковь учит тому, как стать истинным христианином. Поэтому от того, как церковь определяет, кто есть истинный христианин, зависит то, чему и как она учит своих прихожан: "Собственно это проблема и образования как раз. Или мы даём образование единицам, нескольким Ломоносовым, которых ищем по всему миру. И только Ландау имеет право учить Ломоносова и никто. Или же мы разрешаем Марье Ивановне, которая сама была троечница, между нами говоря, учить двоечников. На пальчиках: два плюс два - четыре. Какая модель образования? Вот сегодня общество сделало выбор всё-таки в пользу массовой модели <…>. Да, это касается и массовой религиозности". Учить действительно надо всех - Христос всем людям принёс своё учение и открыл путь. Но это совсем не значит, что надо истинное учение подменять лжеучением, а истинных учителей заменять лжеучителями. В основе религиозного учения лежит истина. Если истину станет доносить "троечница", то она её исказит и превратит в лжеучение. Доносить истину для "двоечников", то есть для духовно незрелых людей, быть может, ещё труднее, чем для духовно зрелых людей. Духовно незрелые люди отличаются от зрелых тем, что у них ещё не выращены органы для восприятия духовной пищи, их души ещё спят, а сами они живут неосознанно. Прежде чем, бросать "зёрна" в души таких "икринок", нужно помочь им подготовить свою почву. Бывшая "троечница" с такой задачей не только не справится, она навредит таким "двоечникам"; и чем более доходчиво ей объяснили начальствующие, что она имеет право и возможность помогать этим "двоечникам", тем больше вреда она нанесёт. Для такой задачи нужен настоящий учитель. Далее: как только "икринки" пробудятся и у них проклюнутся души, они сразу встанут перед выбором и почти все выберут жить без души. Жизнь с душой им покажется слишком накладной. И только настоящий учитель будет способен увидеть, какой именно выбор был сделан тем или иным человеком. А тех, кто откажется от пути души, больше не нужно ни учить, ни спасать. Истинное христианство - путь для избранных, как и всё настоящее в этом мире.

    Церковь, называющая себя христианской, не послушала завета Христа о том, что врата в Царство Небесное открыты только для избранных. В итоге она пришла к тому, что православный может быть "говном", и христианин - это сегодня уже ничего не значит: "И вот в этом смысле тут критерии более щадящие. Скажем, Григорий Синаит говорит: "Чисто исповедовать Троицу в Боге и двоицу во Христе - в этом я вижу предел Православия". То есть, видите, здесь критерием христианскости, православия является не внутренние состояние человека: горишь ты или нет, преображён ты или нет, а твоё формальное согласие с определёнными вероучительными формулами. Ты согласен, значит, православный. Дальше к этому можно добавить слово "говно": ты - православное говно или я - православное говно. Да, согласен. Но православное же, ё-мое, потому что эту-то формулу я признаю! Просто надо отказаться от понимания слова "христианин", как комплимента: "О! Это христианин, значит!" Ничего это не значит! Ну, просто ничего. Потому что читаем ли мы художественную литературу, хоть Диккенса, хоть Гюго, хоть Шекспира, хоть Достоевского или Гоголя. Мы видим, что творят христиане на страницах литературы. Читаем исторические хроники. Опять не важно, какой страны. Льва Диакона читаем византийского историка, да, или же Андрея Якубского, нашего хрониста и так далее, да. И видим одни и те же страсти, мерзости, преступления и так далее. Ну, вроде бы христиане творят все это, да".

    Если бы сегодняшняя церковь вместо того, чтобы снисходить, решилась восходить, то в ней почти никого бы не осталось из нынешних церковников и прихожан: "Поэтому знаете, я бы сказал так. Вот, честно скажу. У меня тоже бывают разные припады. Иногда я сам готов доругаться, ну почему же наша церковь столь снисходительна ко всему и вся. Потом думаешь, с другой стороны, а не будь она столь снисходительна, где был бы я".

    То, что у сегодняшней церкви совершенно "нет порога", означает, что вместо того, чтобы быть храмом для Святого духа, она стала пристанищем для всякой нечисти: "Понимаете, вот всем понятно, у нашей церкви нет порога, через который заходишь в храм. То есть можно забежать, поставить свечку, между делом, за компанию там. И креститься, и что угодно сделать. И даже на отчитку можно съездить автобусом на сеанс экзорцизма, понимаете, если тебе это интересно. Всё можно и отпеться за компанию тоже можно. И вот, с одной стороны, да это может быть поводом для шуток, для язвительной критики и так далее. А, с другой стороны, каждый раз, когда церковь пробует порожек чуть повысить, те же, кто за это её ругали, тут же начинают: "Да, как вы смеете фильтровать людей? По сортам. Этот достоин, этот недостоин! Там причастия или ещё чего-то, крещения, венчания, отпевания и прочее".". То, что церковь стала зависимой от общества, что церковь стала слушать голос общества и делать по нему, означает, что её Господин уже не Бог, а Общество.

    Лживость устраивает сегодняшнюю церковь. А отсутствие глубины эту лживость выгодно прикрывает.: "Поэтому, да, в конце в концов церковь вновь <…> была выработана определённая программа минимума - то, что называется каноничность. Исповедование вот этого минимума православной веры по устной негласной договорённости, давайте не углубляться. Исповедуешь Святую Троицу - слава Богу! Упаси Господь задать лишний вопрос, что ты под этим имеешь в виду. А то можно услышать такой ответ, что профессор богословия поседеет". Лживость устраивает сегодняшнюю церковь, потому что, когда эта лживость будет обличена, существующая церковь разрушится.



    К началу списка наиболее значимых искажений веры





    Подмена духа Христа на дух Антихриста.

    Вот как описывает историю зарождения сегодняшнего христианства известный русский писатель Л.Н. Толстой: "с 50-х годов, после смерти Христа, и началась усиленная проповедь этого ложного христианства, и в эти 5-6 лет были написаны первые (признанные потом священными) псевдохристианские письмена, именно послания. Послания первые определили для масс совершенно превратное значение христианства. Когда же было установлено среди большинства верующих именно это ложное понимание христианства, стали появляться и евангелия, которые, в особенности Матфея, были не цельные произведения одного лица, а соединение многих описаний о жизни и учении Христа. Сначала появилось евангелие Марка, потом Матфея, Луки, потом Иоанна. <…>. Все евангелия эти (кроме главной части евангелия Иоанна), появившись позднее Павла, более или менее подгонялись под существовавшее уже павловское учение. Так что истинное учение великого учителя, то, которое сделало то, что сам Христос и его последователи умирали за него, сделало и то, что Павел избрал это учение для своих славолюбивых целей; истинное учение, с первых шагов своих извращённое павловским извращением, всё более и более прикрывалось толстым слоем суеверий, искажений, лжепониманием, и кончилось тем, что истинное учение Христа стало неизвестно большинству и заменилось вполне тем странным церковным учением с папами, митрополитами, таинствами, иконами, оправданиями верою и т. п., которое с истинным христианским учением почти ничего не имеет общего, кроме имени" (Л.Н. Толстой, "Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении").

    Л.Н. Толстой увидел несколько причин того, что ересь Павла завоевала признание в мире людей и отодвинула истинное учение Христа: "Первая та, что Павел, как и все самолюбивые, славолюбивые проповедники лжи, суетился, бегал из места в место, вербовал учеников, не брезгая никакими средствами для приобретения их; люди же, понявшие истинное учение, жили им и не торопились проповедовать. Вторая причина была в том, что послания, проповедующие, под именем Иисуса Христа, учение Павла, стали, вследствие торопливой деятельности Павла, известны прежде, чем евангелия (это было в 50-х годах после рождения Христа. Евангелия же появились позднее). Третья причина была в том, что грубо суеверное учение Павла было доступнее грубой толпе, охотно принявшей новое суеверие, заменявшее старое. Четвертая причина была та, что учение это (как ни ложно оно было по отношению тех основ, которые оно извращало), будучи все-таки разумнее грубого исповедоваемого народами язычества, между тем не нарушало языческих форм жизни, как и язычество, допуская и оправдывая насилия, казни, рабство, богатство, - в корне уничтожало весь склад языческой жизни" (Л.Н. Толстой, "Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении").

    Все эти причины имеют место быть. Однако же главная причина того, почему удалась подмена истинного христианства на ложное, состоит в том, что дух Антихриста оказался людям ближе, нежели дух Христа. Подмена христианства на павлианство не случайное событие, а большое, хорошо продуманное и ловко исполненное дело. Прислужникам Антихриста стояли у истоков зарождения существующей церкви, они перевернули учение Христа, они направили людей к силе и отвернули от света, они приписали Христу черты Антихриста и стали ему поклоняться. И это происходит уже очень-очень-очень давно. Антихристу не нужно создавать никакую церковь - она уже создана. И люди вокруг этой церкви уже собраны. Осталось сделать последний шаг - отречься от истинного Христа.

    "Силу Божию" так называемые христиане считают "Даром" Христа: "Обычная этическая и религиозная система представляет собой путь, следуя которым люди приходят к определённой цели. Но Христос начинает именно с этой цели. Он говорит прежде всего о жизни, истекающей от Бога к нам, а не о наших усилиях, которые могут нас вознести до Бога. Он не говорит "так вы достигнете Царства Небесного". Прежде всего Он свидетельствует о том, что Царство Небесное само достигло нас. Для чего другие работают, то Он даёт. Другие учителя начинают с требования, Этот - с Дара" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Чтобы так перевернуть учение Христа, принципиально отменить требования к ученикам, напрочь перечеркнуть путь и подменить его даром силы, нужно обладать нечеловеческой прозорливостью. В самые основы той религии, которая впоследствии называла себя "христианством" проник дух Антихриста. Именно этот дух правит так называемой христианской церковью.

    Церковь, избравшая в качестве предмета своего культа божественную силу, выводит для себя следующее начало, "православную позицию": "благодатность Церкви и её таинств зависит от святости Бога, а не от святости церковнослужителей" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Какая удобная "позиция" - никакой ответственности. И одновременно, какая страшная "позиция". Ведь она подразумевает, что Бог находится на службе у церкви и будет осенять своим Божественным Светом и Духом любое "православное говно" лишь потому, что оно назвало себя служителем церкви. Слова А. Кураева о том, что "благодатность Церкви и её таинств зависит от святости Бога", это кощунство. Церковь замахнулась на то, чтобы судить о "святости Бога", "святость Бога" для церкви не абсолютна. Гордыня - отличительный знак, которым отмечены все приверженцы Антихриста. Они считают, что "поймали Бога за бороду". Воистину участь церкви, которая желает, чтобы золотая рыбка (рыба - один из первых символов Христа, бытовавший задолго до того, как главным знаком "христианства" стал крест) была у неё на посылках, - гореть неугасимым огнём.

    "Здесь дело не в принятии системы, учения - а в принятии Личности" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Такие выражения принято называть "оговорками по Фрейду". А. Кураев неслучайно сказал, что дело в принятии Личности, а не Бога. Почитать великую Личность - это в духе Антихриста. Почитать Бога - это в духе Христа. Тем более, что Христос вообще не прятался за личностью, у Него не было личности/личины, Он являл себя настоящего.

    Желая подвести читателя к осознаванию того, что Христос - воплощённый Бог и что это самое важное в Христе для церкви, А. Кураев использует привычный для себя приём. Он прочитывает слова Христа так, как бы их прочёл неверующий в Христа человек, то есть, по сути, в духе Антихриста. Поэтому, читая нижеприведённый отрывок из книги А. Кураева, можно отравить свою душу ложью и даже пошатнуть веру:

    "Если же мы внимательно прочитаем Евангелия, то увидим, что главным предметом проповеди Христа является Он Сам. Не призыв к любви или покаянию. Нет, более всего, чаще всего, по сути непрестанно - Он говорит о Себе. "Я есмь путь и истина и жизнь". "Веруйте в Бога и в Меня веруйте". "Я - свет миру", "Я - хлеб жизни", "Никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин. 14,6); "Исследуйте Писания, они свидетельствуют обо Мне" (Ин. 5,39). "Приидите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Я успокою вас". "Истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам. Всё, сколько их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники; но овцы не послушали их. Я есмь дверь: кто войдёт Мною, тот спасётся" (Ин. 10, 7-9).

    Какое место из Писания избирает Иисус для проповеди в синагоге? - не пророческие призывы к любви и чистоте. "Дух Господа на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, проповедывать лето Господне благоприятное" (Ис. 61,1-2). Вот самое пререкаемое место в Евангелии: "Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берёт креста своего и не следует за Мною, тот не достоин Меня" (Мф. 10,37-38). Здесь не сказано - "ради истины" или "ради Вечности" или "ради Пути". "Ради Меня".

    И это отнюдь не рядовое отношение между учителем и учеником. Никакой учитель не притязал столь всецело на власть над душами и судьбами своих учеников: "Сберегший душу свою потеряет её; а потерявший душу свою ради Меня сбережёт её" (Мф. 10,39). Даже на Последнем Суде разделение производится по отношению людей ко Христу, а не просто по степени соблюдения ими Закона. "Что Мне сделали…" - Мне, а не Богу. И судья - это Христос. По отношению к Нему происходит разделение. Он не говорит: "Вы были милостивы и потому благословенны", но - "Я был голоден и вы Мне дали есть". Для оправдания на Суде будет требоваться, в частности, не только внутреннее, но и внешнее, публичное обращение к Иисусу. Без зримости этой связи с Иисусом спасение невозможно: "Всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречётся от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным" (Мф. 10,32-33).

    Исповедание Христа перед людьми может быть опасно. И опасность будет грозить отнюдь не за проповедь любви или покаяния, но за проповедь о Самом Христе. "Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня (Мф. 5,11). "И поведут вас к правителям и царям за Меня" (Мф 10,18). "И будете ненавидимы всеми за имя Моё; претерпевший же до конца спасётся" (Мф 10,22). Соответственно - "Блажен, кто не соблазнится обо Мне" (Мф 11,6). И обратное: "кто примет одно такое дитя во имя Моё, тот Меня принимает" (Мф 18,5). Здесь не сказано "во имя Отца" или "ради Бога". Точно так же Своё присутствие и помощь Христос обещает тем, кто будут собираться не во имя "Великого Непознаваемого", но во имя Его: "Где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них" (Мф 18,20).

    Более того, Спаситель ясно указывает, что именно в этом и состоит новизна религиозной жизни, привнесённая им: "Доныне вы ничего не просили во имя Моё; просите, и получите, чтобы радость ваша была совершенна" (Ин. 16,24). И в последней фразе Библии звучит призыв: "Ей! гряди, Господи Иисусе!". Не "Прииди, Истина" и не "Осени нас, Дух!", но - "Гряди, Иисусе". Столь же христоцентрична и вся Нагорная проповедь: от своих первых слов - до последнего вопроса недоумевающих слушателей. Её главный мотив: "Кто Сей, что говорит так?"" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев).

    А. Кураев читает Евангелия в духе: "Да, кто Он такой?" Для того, чтобы прочесть Евангелия в таком духе (духе гордыни, духе Антихриста), нужно, чтобы этот дух пребывал внутри. Тому, в ком такого духа нет, в сознание не придёт в таком кривом свете увидеть слова Христа. Ведь Христос говорит совсем о другом! Христос не является "главным предметом" Своей проповеди; Он "не притязает столь всецело на власть над душами и судьбами своих учеников"; привнесённая Христом "новизна религиозной жизни" не в том, чтобы просить "во имя Его", а не "во имя Отца" или "ради Бога"; Нагорная проповедь не "христоцентрична" и её главный "мотив" не в вопросе: "Кто Сей, что говорит так? ". Почувствовав этот дух здесь у А. Кураева, можно научиться узнавать его и в устах других церковнослужителей.

    Церковь видит, будто Христос в отличие от основоположников других религий, требовал почитать себя как "предмет веры": "Все основоположники других религий выступали не как предмет веры, а как её посредники" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). На самом деле, требование поклоняться себе - это признак Антихриста. Церковь, по сути, увидела в Христе Антихриста.

    А. Кураев назвал свою книгу сатанизмом не случайно. По всей видимости, А. Кураев предполагал, что он будет говорить о сатанизме эзотериков/теософов/буддистов, а, по сути, он рассказал о сатанизме церкви. Воистину пророческое название он дал своей книге. В Христе церковь увидела Антихриста - величайшего гордеца и бога Силы, а в Антихристе она увидит Христа. И то и другое одинаково страшно. Увидев в Христе Антихриста, церковь перевернула учение Христа и распахнула для своей паствы врата в Ад. Увидев в Антихристе Христа, церковь довершит своё чёрное дело и эти врата закроет.

    А. Кураев ещё в 1999 году замечательно описал, что будет происходить с церковью при наступлении царства Антихриста: "Когда мы говорим о Конце Света, у христианина естественно сразу всплывает образ Антихриста. А это очень важный термин, потому что в греческом языке приставка "анти-" имеет смысл, прежде всего: вместо. Не противопоставление, а вместо. Некая замена. Поэтому время Антихриста - это время тотальных подмен. Когда вместо, скажем, христианских ценностей проповедуются, по сути, псевдохристианские. Когда вместо церкви, которая, вроде бы, продолжает быть церковью, одежды те же самые, но, на самом деле, дух там уже становится совершенно не Христов, совершенно не православный. Время подмен. Вот Антихрист - это и будет такой персонаж, который будет очень похож на Христа. Это очень важно понять" (А. Кураев, выпуск передачи "Канон" на телеканале TV6 Москва, посвящённый Концу Света, 1999 г.). А. Кураев, как и многие другие воцерковлённые люди, не допускает в своё сознание две мысли: мысль о том, церковь уже сейчас несёт в себе дух Антихриста, и мысль о том, что он сам не сможет самостоятельно (без помощи Божьих свидетелей) почуять дух Антихриста и найти путь к свету.

    В том, что многие светлые люди не замечали духа Антихриста и связывали себя и свою жизнь с церковью, нет ничего странного. Они питались от самого источника, который хоть и был местами выхолощен и искажён, но, тем не менее, всегда был доступен. Это подмечал и Л.Н. Толстой: "Правда, во все времена среди христианских народов были люди, понимавшие христианское учение в его истинном значении, но это были только исключения. Большинство же так называемых, в особенности после того, как властью церкви все писания Павла даже и его советы приятелям о том, чтобы пить вино для поправления желудка, были признаны непререкаемым произведением святого духа, большинство верило, что именно это безнравственное и запутанное учение, поддающееся, вследствие этого, самым произвольным толкованиям, и есть настоящее учение самого Бога-Христа" (Л.Н. Толстой, "Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении").



    К началу списка наиболее значимых искажений веры





    Вытеснение души из сердца веры.

    За тем, что основатели современного христианства вычеркнули из троицы Богоматерь (по сути, Божественную Душу), стоит большая подлость. Так называемые христиане не отвели Ей почётного места, и Она ушла из их веры. Современные христиане не живут душой, они её даже не чувствуют. Отголосками того, что Душе нет места в христианстве, является отношение христианской церкви к женщине: женщине нельзя получить сан, женщине нельзя входить в церковь с непокрытой головой, женщине нельзя входить в определённые части храма и т.п. Похоже, что такое отношение к женщине пошло от Павла: "Жёны ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении" (Первое послание Павла к Коринфинам, Глава 14, Стих 34); "А учить жене не позволяю" (Первое послание Павла к Тимофею, Глава 12, Стих 12); "А о чём вы писали ко мне, то хорошо человеку не касаться женщины" (Первое послание Павла к Коринфинам, Глава 7, Стих 1).

    Но не забыл о Душе и отвёл ей достойное место, живший душой русский народ. Богоматерь у русского народа почиталась наравне с Иисусом Христом. В красном углу деревенской избы обычно висел образ Богоматери с Богом Сыном на руках.

    У мусульман полное имя человека состоит из его собственного имени и имени его отца. Однако, имя "пророка Исы" (как они называют Иисуса Христа) пишется следующим образом: Иса ибн Мариам, что означает Иса сын Марии. При подчинённом положении женщины в исламе заменить именем матери имя отца - что это, как не признание божественности Марии? И это при том, что ислам не считает Ису воплощением Бога (хотя считает Его одним из величайших пророков), а, следовательно, не считает и Марию Богоматерью. Возможно, именно благодаря тому, что в исламе (пусть и на неосознанном, но глубинном уровне) осталось трепетное отношение к божеству, которое олицетворяет мать пророка Исы, ислам на сегодняшний день является более настоящей и душевной религией по сравнению с совершенно выхолощенным христианством.

    Отрицая женское начало в божественном устройстве, церковь отрицает, по сути, душу. И это видно по всеобщей бездушности, царящей в так называемом христианстве. Вот несколько примеров того, какое отношение к душе естественно для церкви: "Это не есть мудрость, нисходящая свыше, но земная, душевная, бесовская" (Послание Иакова, Глава 3, Стих 15); "Но вы, возлюбленные, помните предсказанное Апостола Господа нашего Иисуса Христа. Они говорили вам, что в последнее время появятся ругатели, поступающие по своим нечестивым похотям. Это люди, отделяющие себя (от единства веры), душевные, не имеющие духа" (Послание Иуды, Стих 17-19); "Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сём надобно судить духовно" (Первое послание Павла к Коринфянам, Глава 2, Стих 14).

    Церковь попала в замкнутый круг. Вытеснив душу, приверженцы церкви оказались неспособны духовно вызреть и раскрыть свои духовные способности. В частности, у них отсутствует видение для того, чтобы разглядеть собственный духовный состав. Они путают сердечную душу с животной душой и приписывают сердечной душе такие черты необузданной животной души, как обжорство и похоть. Также они путают сердечную душу с чужими духами, которыми одержим духовно незрелый человек, и приписывают сердечной душе различные страсти (например, жажду власти, славы) и пороки (например, гордыню). Вследствие такого искривлённого и ущербного видения душе не отводится того места, которое она по праву должна занимать, а именно места в самом сердце вероисповедания.

    Отстранившись от души, приверженные церкви люди, перекрыли себе возможность духовного становления. Дело в том, что первые этапы духовного становления посвящены душе - нужно пробудить душу, начать её растить и вызревать, заняться её очищением, учиться её слушать и доверять. Только после того, как душа займёт своё место в мире человека, окрепнет настолько, что человек сможет жить открытой душой, он может переходить к следующим шагам своего духовного становления. Оставшись без души, верующие утратили не только поводыря в своём духовном пути, но и связника с Богом. Вера без души равносильна безбожию.



    К началу списка наиболее значимых искажений веры





    Подмена дерзости на смирение.

    "Говорит старику старуха:

    "Воротись, поклонися рыбке.

    Не хочу быть вольною царицей,

    Хочу быть владычицей морскою,

    Чтобы жить мне в окияне-море,

    Чтоб служила мне рыбка золотая

    И была б у меня на посылках".

    Старик не осмелился перечить,

    Не дерзнул поперёк слова молвить".

    "Сказка о рыбаке и рыбке", А.С. Пушкин.


    Немалую роль в сегодняшней униженности и мелкости русских людей сыграла церковь, которая вопреки Христу учила их не дерзости, а смирению. Это ещё одна чудовищная по своей пагубности подмена, совершённая церковью. Церковь учит смиряться, а Христос учил дерзать: "И, видя Иисус веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо!" (Евангелие от Матфея, Глава 9), "ибо она говорила сама в себе: если только прикоснусь к одежде Его, выздоровею. Иисус же, обратившись и увидев её, сказал: дерзай, дщерь!" (Евангелие от Матфея, Глава 9).

    Люди отличаются по своей природе: одни - светлые, другие - тёмные. Подвиг светлых состоит в том, чтобы принять своё величие и начать делать великие дела. А подвиг тёмных состоит в том, чтобы, несмотря на все свои способности, начать служить светлым и учиться у них. Подвиг и спасение светлых в дерзновении, а подвиг и спасение тёмных в усмирении своего тёмного духа.

    Для направленного на свет человека все страхи ничто по сравнению со страхом собственного величия. Принять в наследование Землю и стать народом Царя царей - такую близость к Богу и такое величие невозможно себе даже представить. Этот крест слишком тяжёл. "А не гордыня ли это? А не замахнулся ли я на самого Бога? А не возомнил ли о себе?" - испугается русский человек, - "Неужто я должен летать так высоко - в поднебесье, рядом с ангелами и делать не очень-то и земные дела?" Дерзновения принять такой размах - вот чего не хватает русским людям. Русским надо не просто делать, стараться, стремиться и тому подобное, надо дерзать - "посягать" (В.И. Даль) на всё привычное и заскорузлое.

    Светлым людям смирение свойственно от природы. Им для восхождения нужно учиться не смирению, а дерзости. А вот тёмным наоборот свойственна гордыня. И им для восхождения нужно учиться именно смирению. Церковь намеренно проповедует исключительно смирение и вовсе не проповедует дерзость. При этом смирение проповедуется именно в среде светлых и, в частности, русских. Церковь несёт долю ответственности, и на ней лежит доля вины в том, по-настоящему русские люди в большинстве своём униженные.

    Светлые люди по большей части опущенные, униженные. Дело в том, что опущенность, униженность - присущая светлым черта духовной незрелости. Духовно незрелые светлые не верят в себя, не осознают своего величия, легко доверяются пагубному мнению о своей несовершенности. Светлых легко унизить, потому что они сами о себе это знают, насколько они не таковы, какими должны быть. Духовно незрелые светлые с готовностью спешат себя перечеркнуть и превратиться в слуг и учеников великих (по их мнению) тёмных. Духовно незрелые светлые пресмыкаются перед тёмными, не замечая, что тёмные всего лишь яркие и раздутые пустышки, обманом занявшие места светлых. Конечно, светлым стыдно, больно и неприятно, когда через них переступают. Но светлые привыкают не замечать этих неприятных ощущений и не роптать. Немалую роль в этом сыграла церковь, проповедующая смирение. Вырваться из унижения и опущенности очень трудно. Нужна дерзость, чтобы нарушить привычный всем порядок вещей.

    Смиренное состояние верующих стало "визитной карточкой", неотъемлемой и чуть ли не главной чертой так называемых "христиан". Церковь унаследовала это состояние из Ветхого Завета. Возникает вопрос, а проповедовал ли это Христос? Вот что говорит об этом Википедия: "Смирение - добродетель, противоположная гордыне, и одна из самых главных добродетелей в христианской жизни. В духовной жизни христианина проявляется в том, что человек в любых обстоятельствах пребывает в мире с самим собой и Богом, не возвышает себя над кем бы то ни было <...>. Смирение в Священном Писании: "Страх Господень научает мудрости, и славе предшествует смирение" (Прит. 15:33). Библия содержит обетования благодати и милости Божьей смиренным людям. В частности, апостол Пётр пишет: "...облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать. Итак, смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесёт вас в своё время" (1Пет. 5:5-6). В этом, как и во всех прочих отношениях, земная жизнь Божественного Спасителя представляет для верующих совершенный пример и образец: "Он смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной" (Фил. 2:8). Христос Сам заповедал всем христианам учиться у Него смирению (и кротости): "…научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем…" (Мф. 11:29). И указал способ обучения: "возьмите иго Моё на себя... ибо иго Моё благо, и бремя Моё легко" (Мф. 11:29-30)"." (ссылка на источник).

    Одна цитата из ветхозаветной "Книги Притч Соломоновых", одна цитата из "Первого Послания Петра", одна - из "Послания Павла Филиппийцам", и одна - из "Евангелия от Матфея". Итого - только одно место из одного Евангелия, где Иисус говорит о смирении. Когда "христианские" философы и богословы говорят о смирении, все ссылаются только на эти слова Иисуса. Только на одно это место в одном Евангелии. Ссылаются вообще много на что, и на труды "святых отцов", и на ветхозаветные места, и на те места из посланий Павла и Петра, которые мы привели, но слова Иисуса упоминают - только эти. Даже если оставить в стороне вопрос - Иисус ли говорил эти слова или ему их приписали, вывод такой: Иисус ТОЛЬКО ОДИН раз упомянул о смирении, и это церковь утверждает "ГЛАВНОЙ христианской добродетелью". А Его слова о дерзновении встречаются в Евангелиях НЕСКОЛЬКО раз - и что? Куда оно всё пропало? Почему церковь не учит дерзновению? - потому, что она - церковь Антихриста, вот ответ.

    Особо заметим вот это прекрасное место из Википедии: "В духовной жизни христианина проявляется в том, что человек в любых обстоятельствах пребывает в мире с самим собой и Богом, не возвышает себя над кем бы то ни было". Вот ради этого слуги тьмы и утверждают так называемое "смирение", - чтобы над ними никто и не подумал "возвышаться", чтобы русским и в голову не пришло встать с колен и изнагнать всю нечисть и самого князя мира сего с нашей Земли. Церковь Антихриста в самом соку.



    К началу списка наиболее значимых искажений веры





    Подмена истинного средства спасения на кровавое жертвоприношение.

    Церковь утверждает, что Христос приходил умереть во искупление наших грехов и в этом наше спасение. Так ли это на самом деле, и откуда взялась эта мысль? Вот, что в Евангелиях говорится о связи Христа с человеческими грехами.


      Христос имел власть прощать грехи людям и эту же власть он впоследствии передал апостолам: "И вот, принесли к Нему расслабленного, положенного на постели. И, видя Иисус веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои. При сём некоторые из книжников сказали сами в себе: Он богохульствует. Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? ибо что легче сказать: прощаются тебе грехи, или сказать: встань и ходи? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, - тогда говорит расслабленному: встань, возьми постель твою, и иди в дом твой. И он встал, взял постель свою и пошёл в дом свой" (Евангелие от Матфея, Глава 9, Стихи 2-7); "Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся" (Евангелие от Иоанна, Глава 20, Стих 22-23).
      Христос прощал грехи тем людям, которые сами спасли себя своей верой: "А потому сказываю тебе: прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит. Ей же сказал: прощаются тебе грехи. И возлежавшие с Ним начали говорить про себя: кто это, что и грехи прощает? Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром" (Евангелие от Луки, Глава 7, Стихи 47-50).
      Не верить в Христа - грех, так как не верить в Христа всё равно, что не верить в Бога: "Но всё то сделают вам за имя Моё, потому что не знают Пославшего Меня. Если бы Я не пришёл и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своём. Ненавидящий Меня ненавидит и Отца моего. Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего" (Евангелие от Иоанна, Глава 15, Стих 21-24).
      Люди, которые не уверуют в Христа, не смогут избавиться от своих грехов: "Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира. Потому Я и сказал вам, что вы умрёте во грехах ваших; ибо если не уверуете, что это Я, то умрёте во грехах ваших" (Евангелие от Иоанна, Глава 8, Стих 23-24).
      Христос - спаситель людей от их грехов: "родит же Сына, и наречёшь Ему имя Иисус, ибо Он спасёт людей Своих от грехов их" (Евангелие от Матфея, Глава 1, Стих 21).

    Все эти отрывки объединяет одна и та же идея (истина), что вера в Христа избавит человека от его грехов, а неверие не избавит. Таким образом, спасение человека, с одной стороны, в Божественной способности Христа прощать грехи, а с другой стороны, в чудодейственности человеческой веры. Причём верить в Христа, значит, не только верить в то, что Он Сын Божий, но и верить в истинность Его слов, в Его учение. Из этого следует, что от грехов сможет избавиться тот, кто поверит Христу и последует за Ним, за Его учением.

    Именно через то, чему учил Христос (то есть посредством кресенья, раскаянья и Святого Духа), учит избавляться от грехов и Апостол Пётр: "Пётр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа" (Деяния Святых Апостолов, Глава 2, Стих 38); "Итак покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши" (Деяния Святых Апостолов, Глава 3, Стих 19). Вот как, по словам Апостола Павла, его учил избавляться от грехов сам Христос: "Итак, что ты медлишь? Встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа Иисуса" (Деяния Святых Апостолов, Глава 22, Стих 16). То есть грехи омываются с помощью кресенья и призыва Господа (Святого Духа).

    Святые Апостолы во главе с Петром видят воскресение Христа как возвышение Его над людьми, сделанное Богом для того, чтобы люди поверили в Божественность Христа и приняли Его веру и уже через неё спаслись: "Пётр же и Апостолы в ответ сказали: должно повиноваться больше Богу, нежели человекам. Бог отцов наших воскресил Иисуса, Которого вы умертвили, повесив на древе. Его возвысил Бог десницею Своею в Начальника и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние и прощение грехов" (Деяния Святых Апостолов, Глава 5, Стихи 29-31).

    Отдельным списком отстоят три других отрывка из Евангелий, в которых говорится об избавлении от грехов:


      "На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот Агнец Божий, Который берёт на Себя грех мира" (Евангелие от Иоанна, Глава 1, Стих 29).
      "И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из неё все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов" (Евангелие от Матфея, Глава 26, Стихи 27-28).
      "прощением грехов во всех народах, начиная с Иерусалима" и только Лука считает, что Христу "надлежало пострадать": "И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мёртвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима" (Евангелие от Луки, Глава 24, Стихи 46-47).

    Эти отрывки объединяет совершенно другая идея, что якобы Христос своей смертью искупил грехи всех народов, всего мира. В своих проповедях апостолы разворачивают эту идею, и она становится более понятной. Апостолы произносят схожие слова, но их проповеди разные по духу. Если почти все апостолы говорят о жертве Христа возвышенно, образно и, по всей видимости, в переносном смысле, то апостол Павел говорит о жертве Христа в ином духе. Поэтому проповеди Павла мы рассмотрим отдельно, в заключении.

    Когда проповедники так называемого "христианства" говорят, что Христос умер для того, чтобы искупить человеческие грехи, они забывают, что Христос обладает властью прощать грехи, что Ему для прощения грехов ничего не нужно делать - Святой Дух, способствующий этому, и так пребывает в Нём. Христос "берёт на себя" наши грехи лишь в том смысле, что освобождает нас от наших грехов. В действительности же на Христе нет грехов: "И вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи наши, и что в Нём нет греха" (Первое послание Иоанна, Глава 3, Стихи 5-6).

    Передав людям кресенье и осеняя верующих в Него Святым Духом, Христос даёт возможность миру (то есть светлой части человечества - людям, направившимся к свету) очиститься от грехов. Вот, как следует понимать выражение "Христос взял на себя грех мира": "На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот Агнец Божий, Который берёт на Себя грех мира" (Евангелие от Иоанна, Глава 1, Стих 29). С одной стороны, Агнец - это олицетворение чистоты и добра (сравнение овец и волков). С другой стороны, Агнец - это знак жертвы (Христос пал жертвой человеческой ненависти к Богу). Агнец - это ещё и знак огня. Называя Христа Агнцем Божьим, возможно, Иоанн выделял именно огненность Христа как Его главную черту. Само имя Христос тоже связано с огнём, оно происходит от слова крес - живой огонь. Сам Христос видел своей главной задачей принесение людям огня: "Огонь пришёл Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!" (Евангелие от Луки, Глава 12, Стих 49).

    Апостол Пётр явно говорит о том, что орудием спасения человека является кресенье ("крещение"): "Так и нас ныне подобное сему образу крещение, не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести, спасает". Пётр особо отмечает, что кресенье - это орудие не телесного, а духовного очищения. Между кресеньем, которое совершает сам человек, и воскресеньем Христа есть связь, а именно: "так и нас ныне подобное сему образу крещение, не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести, спасает воскресением Иисуса Христа". Как это понять: кресенье спасает воскресеньем Христа? Пострадав от рук палачей и воскреснув, Христос явил людям свою Божественность. Не важно, что многие не видели этого своими глазами, мир это видел, и этого достаточно. Теперь каждый человек внутри знает, что Бог есть и что Христос - Сын Божий. Это ставит каждого человека перед выбором: верить в Бога, а значит, и следовать всему, чему учил Христос, или верить в другого бога, которого люди называют Князем Тьмы. Если человек избрал верить в Бога, то Святой Дух пребывает в нём и в кресеньи способствует избавлению от грехов.

    Иоанн Богослов называет Христа "первенцем из мёртвых": "от Иисуса Христа, Который есть свидетель верный, первенец из мёртвых и владыка царей земных. Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь" (Откровение Иоанна Богослова, Глава 1, Стихи 5-6). Все, кто верят в Христа, идут по Его стопам, проходят крёсный путь и становятся вторыми, третьими и так далее "из мёртвых". Христос пострадал и пролил свою кровь, но и все последующие за Ним проходят через подобные страдания и умирают от рук богоненавистников - в мире, где люди отринули Бога, не может быть по-другому. Христос "Кровию Своею" доказал нам неверующим, что Он Сын Божий, и тем самым помог нам обрести веру и Святой Дух, очищающий от грехов. Вот, что означает образное выражение "Христос омыл нас от грехов наших Кровию Своею".

    Когда Христос предлагал своим ученикам испить "Кровь Мою Нового Завета", Он, конечно же, не поил апостолов своей кровью, Он говорил образно. По всей видимости, Христос предлагал своим ученикам впитать самую суть Его живого знания, позволяющую избавиться от грехов и спастись: "И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из неё все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов" (Евангелие от Матфея, Глава 26, Стихи 27-28).

    По всей видимости, под "Кровью Иисуса Христа" (Первое послание Иоанна, Глава 1, Стих 7) апостол Иоанн понимает ту "кровь", о которой Иисус говорил своим ученикам: "Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную. Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрёт. Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. Тогда Иудеи стали спорить между собою, говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою? Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нём. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною" (Евангелие от Иоанна, Глава 6, Стихи 47-57). Конечно же речь идёт не о том, что последователи Христа должны переступать через Его бездыханное тело и, пусть ритуально, но пить Его Кровь и пожирать Его Плоть. Никакой связи с человеческими жертвоприношениями и вампиризмом в словах Христа нет. Христос говорит, что Он "хлеб жизни", который нужно "есть", чтобы иметь "жизнь вечную" в себе. Если вспомнить слова Христа: "Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Евангелие от Иоанна, Глава 14, Стих 6), то становится понятно, что "хлеб живый, сшедший с небес" - это духовная пища, а именно, "истина", которую нужно впитать и усвоить. Усвоение этой истины настолько меняет человека, что человек духовно перерождается и обретает новую жизнь; а можно сказать и так, что человек духовно возрождается из "мёртвых", оживает и начинает жить по-настоящему. Христос - человек, другого порядка, другого качества. Христос - "первый из мёртвых", победивший смерть. Христос - "есмь <…> жизнь". Нужно впитывать живое знание и вкушать истины, которые передал людям Христос, чтобы победить в себе духовную смерть и обрести бессмертие или, другими словами, духовно ожить и обрести "жизнь вечную".

    Праведники называют Христа Агнцем, который "был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу" (Откровение Иоанна Богослова, Глава 5, Стихи 9-13). Вот как В.И. Даль определяет, кто такой искупитель: "Искупитель м. -ница ж. избавитель, выручатель, выкупатель; кто выкупил или выручил кого чем-либо из беды, из заключения. Искупителем зовём мы Спасителя, Господа Иисуса Христа" (В.И. Даль, "Толковый словарь живого великорусского языка"). Христос действительно выручил людей из большой беды - Он научил людей кресить свою душу и помог им обрести веру и наполниться Святым Духом. Для этого Христу пришлось пойти на смерть. В каком-то смысле Христос заплатил своей смертью за то, чтобы у людей были все орудия для спасения. И Христа можно назвать искупителем. При этом очень важно отметить, что Христос не у Бога выкупил людей (то есть не жестокому Богу заплатил большую цену за спасение людей), а "искупил нас Богу", то есть спас нас для Бога. Христос - жертва человеческой ненависти, а не жертва Богу; и смерть Христа на руках подлого народа, а не на руках Бога.


    Тот (или те), кого мы знаем под именем апостола Павла, проповедовал в ином духе и в ином свете видел жертву Христа, поэтому отрывки из его проповедей, в которых он говорит об искуплении Христом человеческих грехов, мы рассмотрим отдельно.

    Для Павла убиение Христа это такое же жертвоприношение, как ежегодное убиение телят и козлов, только лучше. Лучше, потому что, по мнению Павла, эта жертва так велика для Бога, что достаточно один раз зарезать одного Христа и можно больше никогда не заботиться ни о каких жертвах. Если для остальных апостолов Христос - это жертва человеческой ненависти и злобы, а не Бога (люди сожрали Христа, а не Бог), то для Павла Христос - это жертва на съедение голодному и страшному Богу:

    "<…> одними и теми же жертвами, каждый год постоянно приносимыми, никогда не может сделать совершенными приходящих с ними. Иначе перестали бы приносить их, потому что приносящие жертву, быв очищены однажды, не имели бы уже никакого сознания грехов. Но жертвами каждогодно напоминается о грехах, ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи. Посему Христос, входя в мир, говорит: жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал Мне. Всесожжения и жертвы за грех неугодны Тебе. Тогда Я сказал: вот, иду, как в начале книги написано о Мне, исполнить волю Твою, Боже. Сказав прежде, что "ни жертвы, ни приношения, ни всесожжений, ни жертвы за грех, - которые приносятся по закону, - Ты не восхотел и не благоизволил", потом прибавил: "вот, иду исполнить волю Твою, Боже". Отменяет первое, чтобы постановить второе. По сей то воле освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа. И всякий священник ежедневно стоит в служении, и многократно приносит одни и те же жертвы, которые никогда не могут истребить грехов. Он же, принеся одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога, ожидая затем, доколе враги Его будут положены в подножие ног Его. Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых. О сём свидетельствует нам и Дух Святый; ибо сказано: Вот завет, который завещаю им после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в сердца их, и в мыслях их напишу их, и грехов их и беззаконий их не воспомяну более. А где прощение грехов, там не нужно приношение за них" (Послание к Евреям, Глава 10, Стихи 1-18);

    "Так как тела животных, которых кровь для очищения греха вносится первосвященником во святилище, сжигаются вне стана, - то и Иисус, дабы освятить людей Кровию Своею, пострадал вне врат" (Послание к Евреям, Глава 13, Стихи 11-12).

    Мышление Павла, что называется, "языческое". Павел полагает, что Христос принёс себя в жертву Богу для того, чтобы своей кровью раз и навсегда расплатиться с грозным Богом за все грехи: "Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделённый от грешников и превознесённый выше небес, Который не имеет нужды ежедневно, как те первосвященники, приносить жертвы сперва за свои грехи, потом за грехи народа, ибо Он совершил это однажды, принеся в жертву Себя Самого" (Послание Павла к Евреям, Глава 7, Стихи 26-27); "Ибо Христос вошёл не в рукотворённое святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие, и не для того, чтобы многократно приносить Себя, как первосвященник входит во святилище каждогодно с чужою кровью; иначе надлежало бы Ему многократно страдать от начала мира; Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею. И как человекам положено однажды умереть, а потом суд, так и Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение" (Послание Павла к Евреям, Глава 9, Стихи 24-28). На самом деле, те, кого так называемые "христиане" клянут язычниками, приносили своим богам жертвы не для того, чтобы очиститься от грехов, а для того, чтобы попросить богов о каком-то даре и воздать благодарность. Например, у богов просили детей, хорошую погоду, помощь в труде и битве. Что касается грехов, то у традиционных народов были другие орудия духовного очищения. Например, русские люди плакались берёзке, исповедовались "куколке", закапывали свою ненависть в ямку, молились идолам, проводили огненные и водные обряды духовного очищения.

    Апостол Павел видит Христа жертвой Бога, а не жертвой человеческой ненависти. По мнению Павла, это сам Бог предложил Христа в жертву: "правда Божия через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих, ибо нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде" (Послание Павла к Римлянам, Глава 3, Стихи 22-25). По мнению апостола Павла Христос уже заплатил за искупление человеческих грехов и людям больше ничего делать не надо, они получили своё "оправдание даром". Воскресение Христа по мнению Павла оправдывает людей от грехов, и, по всей видимости, оправдывает даже убийство Христа: "вменится и нам, верующим в Того, Кто воскресил из мёртвых Иисуса Христа, Господа нашего, Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего" (Послание Павла к Римлянам, Глава 4, Стихи 24-25).

    Если видеть под "грехом плоти" и "плотскими помышлениями" бездуховную, приземлённую жизнь, то Павел верно говорит, что такая жизнь "суть смерть". Также Павел верно говорит, что Дух Божий может пребывать только в том человеке, который живёт духовной жизнью, а в том человеке, который живёт исключительно земными заботами, Бог пребывать не может. Также Павел верно видит, что тот человек, в ком пребывает Дух Христа, по сути, безгрешен и однажды будет воскресён к жизни вечной: "Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу, потому что закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти. Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу. Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу - о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные - жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. Посему живущие по плоти Богу угодить не могут. Но вы не по плоти живёте, а по духу, если только Дух Божий живёт в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его. А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности. Если же Дух Того, Кто воскресил из мёртвых Иисуса, живёт в вас, то Воскресивший Христа из мёртвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас" (Послание Павла к Римлянам, Глава 8, Стихи 1-11). Но что не так в рассуждениях Павла? Для Павла "греховна" плоть, а не сам человек с его чёрными наклонностями и подлыми выборами. "Во плоти" Павел видит местопребывания греха. Павел видит плоть - как некое вместилище, которое собирает на себя все грехи. В умерщвлении плоти Павел видит "изящное" решение избавления от грехов. Чтобы избавить людей от грехов, по мнению Павла, Бог сначала воплотил Сына ("послал Сына Своего в подобии плоти греховной"), а затем убил Его телесно ("осудил грех во плоти"). С тех пор, по мнению Павла, все верующие в Христа избавились от греха плоти и были "оправданы". Такая точка зрения ужасна, прежде всего, тем, что оправдывает убийство Христа и хулит Бога, показывая Его садистом. Кроме того, в таком взгляде на мир проглядывается ненависть к живому человеческому телу, которое преданно служит человеку в исполнении его предназначения и является поистине великим творением Бога. Ну, и мы уже говорили, что Павел видит в воскресении Христа не помощь человеку в избавлении от грехов, а "оправдание" грехов или их "прощение": "в Котором мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов" (Послание Павла к Ефесянам, Глава 1, Стих 7).

    А вот в этом рассуждении Павла видны его неверие и невероятная подлость: "Если же о Христе проповедуется, что Он воскрес из мёртвых, то как некоторые из вас говорят, что нет воскресения мёртвых? Если нет воскресения мёртвых, то и Христос не воскрес; а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша" (Первое послание Павла к Коринфянам, Глава 15, Стихи 12-14). Если вдруг Христос не воскрес, тогда вера Павла, по его мнению, тщетна. Другими словами, если Христос не воскрес, тогда Христос для Павла либо не Бог, либо не искупил человеческие грехи, в любом случае, Павел в Него верил зря. Павел не верит в Христа по-настоящему. Павел делает вид, что верит в Христа, потому что это выгодно: очень простая сделка - тому, кто верит в Христа, Христос обещал прощение грехов и вечную жизнь.

    При чтении Евангелий порой очень явственно видны дополнения, привнесённые в них неизвестными авторами (например, чужеродная вставка про греховность прелюбодеяния в, пожалуй, самой возвышенной проповеди Христа - в Нагорной проповеди). При чтении посланий Павла тоже порой возникает ощущение, что они написаны разными людьми, так как они написаны в разном духе. Вот один из примеров. В этом отрывке из проповеди Павла Христос назван первым из воскресших, через которого оживут и все последующие: "Но Христос воскрес из мёртвых, первенец из умерших. Ибо, как смерть через человека, так через человека и воскресение мёртвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут" (Первое послание Павла к Коринфянам, Глава 15, Стихи 20-22). Христос назван первым, а это подразумевает, что будут последующие - те, которые пройдут путь Христа и придут к тому же итогу (воскресению). Если не так, то Христос не первый, а единственный. Павел либо сам не осознаёт того, что говорит (что спасаться нужно своими усилиями, проходя крёсный путь), либо противоречит сам себе (в других проповедях Павел настойчиво учит тому, что людям ничего делать уже не надо, что Христос уже всё сделал за людей и люди уже оправданы). А вообще сказано очень красиво. Чтобы люди смогли пройти очередной виток в своём развитии, должен найтись первый, причём непременно человек, который откроет путь. Адам был первым смертным, Христос - первым воскресшим.

    Какое подлое враньё: "Господа нашего Иисуса Христа, Который отдал Себя Самого за грехи наши, чтобы избавить нас от настоящего лукавого века, по воле Бога и Отца нашего" (Послание Павла к Галатам, Глава 1, Стихи 3-4). Христос не отдавал себя людям на растерзание, не просил их себя убить. Нигде, ни в одном из канонических Евангелий нет и намёка на то, что Иисус пришёл к "архиереям" и сказал: "давайте, вы меня распнёте, чтобы род людской мог бы спастись". Один из учеников предал Христа, и Христа арестовали. На всё, что происходило потом, ни Христос, ни Бог никак не влияли. Люди всё сделали своими руками.


    Тот, кого мы знаем как Павла, как известно, у Христа не учился. Остаётся открытым вопрос, от кого же он принял то учение, которое проповедовал: "Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию" (Первое послание Павла к Коринфянам, Глава 15, Стих 3). То, что именно Павел стал основоположником существующей церкви, говорит о самой церкви - какому богу она служит и чей дух пребывает в ней.

    В одном из своих выступлений А. Кураев говорит вот об этих словах Христа: "ибо, где будет труп, там соберутся орлы". А. Кураев пояснил, что, по мнению церкви, в этих словах Христос говорит о церкви. Церковь - это "орлы", то есть некое сообщество, собранное вокруг "трупа" или, другими словами, "крови" Христа. Вполне возможно, что в Евангелии мы видим искажённый перевод - вообще-то, где труп, там собираются стервятники, а не орлы (в частности, на иврите "орёл" и "стервятник" обозначаются одним и тем же словом). Орлы питаются свежим мясом, а не мёртвечиной. И Христос вряд ли говорил о своём втором пришествии, как о пришествии мёртвеца. Чтобы понять эти слова, нужно прочитать всю мысль Христа целиком: "Итак, если скажут вам: "вот, Он в пустыне", - не выходите; "вот, Он в потаённых комнатах", - не верьте; ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого; ибо, где будет труп, там соберутся орлы" (Евангелие от Матфея, Глава 24, Стихи 26-28). Рассуждение Христа построено следующим образом:

    Мысль: если будут говорить, что где-то Христос, не верьте;

    Подтверждение 1: ибо (потому что) пришествие Христа ни с чем не спутаешь;

    Подтверждение 2: ибо (потому что), где будет лжехристос, считай, мертвец, живой труп, там будут собираться питающиеся мертвечиной, а не живым знанием (напомним, что в противоположность этому, Христос - "есмь <…> жизнь", "хлеб живый, сшедший с небес", который необходимо"есть", чтобы иметь "жизнь вечную" в себе).

    Слова Христа о "трупе" и "орлах" могли быть ещё глубже и прозорливее. Так называемые "христиане" уже сейчас выстроили свою церковь вокруг трупа и надеются на спасение через кровавое жертвоприношение, а когда придёт Антихрист, они узнают в нём своего бога и поклонятся ему и будут вскормлены его ложью. Вот о каком "трупе" и каких "орлах", на наш взгляд, говорил Христос.

    Самое страшное в так называемом "христианстве", что людям, одурманенным опиумом этой религии, не больно от того, что люто ненавидевшие Бога изверги когда-то убили настоящее чудо - Он приходил к ним принести красоту и любовь, а они взяли это чудо и зверски убили. Так называемые "христиане" зачастую говорят об убийстве Христа возвышенно, с благостным просветлением и умилением на лице. Как будто так и надо. Когда-то давно, когда живущие на нашей земле ещё были русскими, они выжгли половину Европы, узнав об убийстве Христа. Тех, кого мы тогда жгли, впоследствии переврали эту историю, выдав её за походы европейцев во имя веры. За несколько веков своего правления эти извращенцы кровососы и приучили людей видеть смерть Христа как спасение.

    Каждый, кто принимает убийство Христа как должное, тот ещё раз своими руками убивает Христа, переступает через Его тело, в прямом смысле пьёт Его кровь и пожирает Его плоть, надеясь таким образом обрести спасение и бессмертие. Так называемая "христианская" церковь - это чёрная секта богоубийц. Вот он настоящий ужас. Ужас неизбежно приближающегося Конца Света.



    К началу списка наиболее значимых искажений веры





    Сокрытие истинного средства спасения.

    То, что сейчас является "ортодоксией" православной христианской церкви, исходило не от Христа, а "вызревало" в "магме кипящей первых веков" и само себя "объявило" таковой: "Как именно вот в этой магме кипящей первых веков вызревает в конце-концов то, что и объявляет себя ортодоксией для последующих столетий, победившее православие имперское. Эта проблемка есть, действительно <…>. Церковь не стала опираться на слова и учение Христа <...>." ("Практическое Православие от Андрея Кураева", Москва, 26 декабря 2015).

    Церковь не способна разглядеть учение Христа из-за своей бездушности, поэтому она его и не видит: "из Библии не видно, будто Христос завещал нам некое "Учение", которое, более или менее публично рассказывая, можно разносить по миру и по векам" ("Сатанизм для интеллигенции", А. Кураев). Учение в Евангелиях есть, причём цельное и очень глубокое. Христос дал маяки, описал путь и указал орудия, необходимые для преодоления этого пути. В Евангелиях отсутствует описание того, как этими орудиями пользоваться на прикладном уровне. Возможно, эти знания были сокрыты и вычеркнуты церковью, так как не соответствовали избранному ей видению главного орудия спасения. Напомним, что церковь видит своё спасение в смерти Христа.

    Суть того, ради чего на самом деле приходил Христос, передал Иоанн Креститель: "Он будет крестить вас Духом Святым и огнём; лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Своё и соберёт пшеницу Свою в житницу, а солому сожжёт огнём неугасимым" (Евангелие от Матфея, Глава 3). Слово "крестить" в данном случае употреблено в значении: возрождать, оживлять. "Крестить огнём" по-русски называется словом "кресить": "Кресать или кресить огонь, южн. зап. тамб. (крошу, кресал) высекать, рубить огнивом из кремня. | Кресить кого, воскрешать, оживлять" (В.И. Даль, "Толковый словарь живого великорусского языка"). Христос приходил для того, чтобы кресить. Христос покресил людей - научил их возжигать в своих душах жгучий крес и передал им кресенье - орудие огненного очищенья и перерожденья: "Огонь пришёл Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!" (Евангелие от Луки, Глава 12). Тех людей, которые переняли от Христа кресенье, стали жить в кресеньи и тем самым подготовили себя к последнему шагу перерождения и переходу в "жизнь вечную", Христос во время своего второго пришествия соберёт "в житницу", а остальных пожжёт. И в этом снова видится кресенье, но уже осуществляемое в рамках всего человечества.

    Имя Христос не только созвучно со словами "крес" и "кресить", но и, по всей видимости, образовано от этих слов. Лишь обмороченность сознания общепризнанным мнением не даёт людям этого увидеть и принять. Согласно словарю В.И. Даля в некоторых губерниях русского мужика называли "хрёс" (что примечательно, другое значение этого слова "путь"). Наличие слова "хрёс", в котором слились "крес" и "Христос", свидетельствует о том, что русские люди видели связь между "кресом" и "Христом" и считали себя огненным народом, перенявшим крес от Христа, кресьянами, хрёсами. Будучи образованным от слова "крес", "Христос" означает: тот, кто несёт в себе живой огонь крес, то есть ведёт людей к перерождению, по сути, мессия. Правильное звучание Его имени должно быть: Крестос. Вот, что пишет, в своей книге "Свет во тьме светит. Размышления о Евангелии от Иоанна" Георгий Петрович Чистяков: "само славянское слово "крещение" (как и "воскресение") этимологически связано с именем Христос, произносившимся первыми проповедниками Евангелия в славянских землях, как "Крестус"". "Христос" - это русское слово "Крестос", сказанное на греческий лад. Судя по свидетельствам Г.П. Чистякова христианским историкам и богословам известно о связи слова "Христос" с русскими словами, имеющими очень древний корень. Но они утаивают это знание, не дают ему распространения, не занимаются исследованием русских корней христианства. За этим, казалось бы, безобидным поступком мы видим не что иное, как злодейский заговор, направленный против распространения истинного христианства (а точнее, истинного учения Христа, кресенья) среди людей.

    Сейчас церковное "крещение" есть некий обряд, связанный с омовением водой или с погружением в воду: "Таинство крещения состоит либо в погружении (однократном или троекратном - в зависимости от конфессии) человека в воду, либо в обливании принимающего крещение человека, с произношением священником установленных молитв" (Википедия). Дошло до безумия: "Крещение, по-гречески "баптисма", означает с "погружение в воду"" (ссылка на источник). Русское огненное действо диким невероятным образом заменили на греческую "баптисму".

    По всей видимости, церковнослужители знают и помнят о том, что посредством кресенья человек становится христианином и получает все блага, причитающиеся истинному христианину. Но церковники умалили и исказили кресенье. Огненное очищение духовного состава, которое человек должен осуществлять сам, они подменили водным омовением тела, которое осуществляет священнослужитель. Церковь подменила крёсный путь другим путём - необходимостью ходить в церковь и исполнять её предписания. Никто или почти никто не замечает этой подмены. Людям кажется, что каждое воскресенье ходить в храмы, слушать службы и иметь своего духовника - это и есть путь Христа. При этом никого не смущает, что Христос такому не учил и так не жил.

    Из того, что мы знаем о кресеньи, из того, как оно нам открылось, мы можем сказать, что в церкви сохранились следы кресенья. Упрощённое и искажённое кресенье прихожанам знакомо под названием исповеди. Если читать Евангелия, то в них не найти указаний на то, что Иисус учил исповеди в значении духовного очищения или хотя бы выговаривания своих грехов. И уж тем более в Евангелиях ничего не сказано о связи исповеди с огнём и Святым духом. Есть небольшая подсказка, что посредством исповеди крестил своих последователей Иоанн Креститель: "и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои" (Евангелие от Матфея, Глава 3). Но о том, что посредством исповеди кресил Христос - ничего не найти. Однако, об этом можно догадаться по словам Иоанна. Иоанн крестил, то есть очищал, возрождал и приобщал своих последователей к Богу посредством исповеди и утверждал, что Христос будет делать то же самое (крестить), но уже не водой, а огнём и Святым духом. По всей видимости, Иоанн учил водной исповеди, другими словами, учил "лить воду", то есть говорить в исповеди всё подряд. А Христос научил людей огненной исповеди, то есть научил в исповеди гореть душой и говорить искренне. К сожалению, никаких уроков кресенья от Христа в Евангелиях не описано. Есть лишь примеры того, что огненное кресенье было орудием для самого Христа: "Огонь пришёл Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!" (Евангелие от Луки, Глава 12). По сути, эти слова являются огненной исповедью. Прямо в миг их произнесения Христос делал кресенье.

    Существование в современной Церкви обряда исповеди наводит нас на мысль, что изначально в Евангелиях было описание кресенья. Иначе откуда бы взялся этот обряд у Церкви? На протяжении всей своей истории апостольская Церковь боролась с так называемым язычеством. Вероятно, церковники удалили из Евангелий описание кресенья, чтобы избежать схожести учения Христа с обрядами огне- и солнцепоклонников. По всей видимости, церковники восприняли огонь, о котором говорил Христос, также бездуховно, плоско-материально, как восприняли воду, о которой говорил Иоанн.

    Церковь ответственна за перенесение духовных обрядов на уровень телесных. Кресенье - важнейший пример такого упрощения и чудовищного искажения. Вместо того, чтобы помогать человеку разжигать душевный огонь и создавать своеобразную духовную баню для своего тонкого духовного состава, церковники омывают тело человека водой, причём зачастую, не спросясь. Как можно такое тончайшее орудие духовного преображения низвести до телесного мытья? Такое варварство свидетельствует о том, что современная церковь, во-первых, не ведает учения Христа, во-вторых, материальна, а не духовна, другими словами, земная, а не Небесная, то есть "бесная".

    В современном учении, которое называет себя христианством, почти ничего не говорится о значении души и её огненности в духовном становлении. Если из учения выброшено самое главное - то, что дало учению название, тогда о чём вообще это учение?

    "Христос приходил для того, чтобы умереть за наши грехи", - церковь повторяла эти слова так много раз, что для многих людей они стали непререкаемой истиной. Однако, сам Христос явно и чётко сказал, зачем Он приходил к людям: "Огонь пришёл Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!" (Евангелие от Луки, Глава 12). Примерно в этих же словах описывал суть задачи Христа и Иоанн Креститель: "Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнём; лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Своё и соберёт пшеницу Свою в житницу, а солому сожжёт огнём неугасимым" (Евангелие от Матфея, Глава 3). Как же так? Мы ни разу не слышали от церкви ни об огне, который низвёл на землю Христос; ни о возгорании, о котором Он мечтал; ни об огненном крещении, которым следует креститься. Не снабдила нас церковь и "лопатой" для очищения "гумна". Не знаю, как поступят другие, это их дело и их выбор, а мы не верим словам церкви, их нужно отринуть как яд и прислушаться к словам самого Христа. Каждый человек может отринуть всё, что ему говорили о Христе, и познать Христа самому, напрямую. Дерзнуть учиться у самого Христа - только через этот труд и можно открыть для себя Христа по-настоящему, по-настоящему к Нему причаститься.



    К началу списка наиболее значимых искажений веры





    Будильник

      "По Руси, по матушке - Вечный пост.

      Хлебом с болью встретят златые дни.

      Завернут в три шкуры да всё ребром.

      Не собрать гостей на твои огни.

      Храни нас, Господи!

      Храни нас, покуда не грянет Гром!



      Завяжи мой влас песней на ветру!

      Положи ей властью на имена!

      Я пойду смотреть, как твою сестру

      Кроют сваты в тёмную, в три бревна.

      Как венчают в сраме, приняв пинком.

      Синяком суди, да ряди в ремни.

      Но сегодня вечером я тайком

      Отнесу ей сердце, летящее с яблони.



      Пусть возьмёт на зуб, да не в квас, а в кровь.

      Коротки причастия на Руси.

      Не суди ты нас! На Руси любовь

      Испокон сродни всякой ереси.

      Испокон сродни чёрной ереси.

      На клинках клялись. Пели до петли.

      Да с кем не куролесь, где не колеси,

      А живи, как есть -

      в три погибели.



      Как в глухом лесу плачет чёрный дрозд.

      Как присело солнце с пустым ведром.

      Русую косу правит Вечный пост.

      Храни нас, Господи, покуда не грянет Гром!



      Как искали искры в сыром бору.

      Как писали вилами на Роду.

      Пусть пребудет всякому по нутру.

      Да воздастся каждому по стыду.



      Но не слепишь крест, если клином клин.

      Если месть - как место на звон мечом.

      Если все вершины на свой аршин.

      Если в том, что есть, видишь, что почём.

      Но серпы в ведре да серебро в ведре

      Я узрел, не зря. Я - боль яблока

      Господи, смотри! Видишь? На заре

      Дочь твоя ведёт к роднику быка.



      Молнию замолви, благослови!

      Кто бы нас не пас Худом ли, Добром,

      Вечный пост,

      умойся в моей любви!

      Небо с общину.

      Всё небо с общину.

      Мы празднуем первый Гром!"



      отрывок из песни "Вечный пост", А. Башлачёв.



     
     
    Главная | Связь с нами | Карта сайта
    2016-2018
    В оформлении сайта использованы: образы из картин художника Ивана Яковлевича Билибина, а именно заставка к сказке «Марья Моревна» и заставка к сказке «Василиса Прекрасная»; образы из картин художника Виктора Михайловича Васнецова, а именно: "Витязь на распутье", "Иван-Царевич на Сером Волке" и "Радость праведных о господе. Предверие рая"; образы из рисунков художника Николая Михайловича Кочергина к русским народным сказкам, а также к сказке П. Ершова "Конёк-Горбунок"; небольшие кусочки картин художника Томаса Кинкейда, в частности картины "Рассвет"; а также древнерусские орнаменты из сборника "Русские орнаменты" (Составитель и автор предисловия В.И. Ивановская, Издательство "В. Шевчук", Москва 2006)